ЭКСПЕДИЦИЯ ПАРУСНИКА «ПАЛЛАДА»: ГАВАЙИ

parus9.jpg

Попрощавшись с Городом ангелов, «Паллада» взяла курс на Гонолулу. Нам предстоял двухнедельный переход протяженностью 2300 морских миль - прекрасная возможность отдохнуть от городской суеты и восстановить силы.

Поскольку мы медленно, но верно двигались на юг, небесная канцелярия все щедрее одаряла нас солнцем. Поначалу процесс превращения бледнокожих морских бродяг в загорелых красавцев радовал нас, но постепенно переизбыток ультрафиолета стал изнурительным. Под нещадно палящими лучами все превратились в медленно ползающих «сонных мух». С каждым днем жара усиливалась, став невыносимой после того, как окончательно стих и без того слабый спасительный ветерок.

Установился полный штиль. Днем палуба нагревалась, словно сковородка на раскаленной плите, приходилось постоянно поливать ее забортной водой, но эта мера в общем помогала слабо. Ночью из-за жары и высокой влажности спать в каютах было невозможно.

Вот тут-то и представился шанс реализовать давно вынашиваемую мною идею провести ночь под звездным небом на убранных парусах бушприта. Прихватив с собой матрас, я шагнул через леера на носу судна в полную темноту и на ощупь, по страховочной сетке, добрался до верхнего паруса, где соорудил некое подобие гнезда - метрах в восьми над водой. Медленное мерное покачивание, как в колыбели, бесконечное звездное небо над головой - фантастическая картина. Я ощущал себя парящим между двумя мирами: бездонным, полным тайн земным океаном и бескрайними неизведанными просторами вселенной.

Заснуть не получалось. Бесконечное множество вопросов возникало само собой. Почему мы всегда спешим, почему нам всегда чего-то не хватает? Почему не ценим то, что имеем, и не можем насладиться достигнутым? Кто или что постоянно гонит нас вперед, к новым достижениям и вершинам? Порой кажется, что мы бежим от самих себя, в поисках ответов проделываем огромный путь, а находим их совсем рядом ... Отдавшись размышлениям, я не заметил, как настало утро, а вместе с ним пришел и свежий ветер, взволновавший океан. Очередная волна, разбившись о форштевень, окатила меня брызгами, вернув в реальность.

11 сентября на горизонте показалась земля - остров Оаху. Несколько часов спустя на борт прибыл лоцман, и в полдень мы пришвартовались в самом центре Гонолулу. По гавайской традиции под радостное приветствие каждому члену экипажа фрегата преподнесли цветочное ожерелье. Среди встречающих были представители русской общины Гонолулу, профессора и студенты Гавайского университета в Маноа.

Оаху - остров с богатой историей, но не это влечет сюда путешественников со всего света. Чистые песчаные пляжи Вайкики, экстремальные развлечения вроде виндсерфинга по 10-метровым волнам или погружения в стальной клетке к акулам, фантастическая природа и необычная культура аборигенов Гавайского архипелага - вот что ценят гости Оаху. Одно из последних направлений в местном туризме - экскурсии вглубь острова, где снимался известный сериал «Остаться в живых». Природные ландшафты Оаху вообще всегда были популярны у кинематографистов. «Парк юрского периода», «Аватар», «Пираты Карибского моря» - вот лишь некоторые из хитов, снимавшихся здесь в последние годы.

Чуть восточнее Гонолулу находится военно-морская база США Пёрл-Харбор, подвергшаяся нападению японской авиации в декабре 1941 года, что стало поводом для вступления Соединенных Штатов во Вторую мировую войну. База по-прежнему действует, однако это не помешало властям организовать весьма прибыльный туристический бизнес. Ежедневно сюда приезжают тысячи посетителей, которые могут подняться на борт легендарной подводной лодки «Боуфин», посидеть в кресле капитана или сфотографироваться на фоне орудий не менее легендарного крейсера «Миссури» и отдать дань памяти затонувшему во время японской бомбардировки линкору «Аризона», над ржавеющим остовом которого - его очертания отчетливо видны с воздуха - установлен мемориал.

Над Гонолулу на 232 метра возвышается гора Даймонд-Хед - потухший вулкан. Гавайи - один из самых сейсмоактивных районов на планете, но здешние вулканы, как правило, щелевого типа, то есть лава из них вытекает постоянно и без крупных выбросов пепла и пемзы. Посещение извергающих потоки лавы огнедышащих гор - одно из самых захватывающих приключений на архипелаге. Можно осматривать их с воздуха, а можно, при наличии проводника, в буквальном смысле пройтись по еще не до конца остывшей лаве.

Уникальность Даймонд-Хед в архипелаге состоит в том, что извержение этого вулкана завершилось мощнейшим взрывом, на память о котором остался кратер диаметром 900-1100 метров. Название горы связано с тем, что английские моряки в XIX веке обнаружили в кратере огромные кристаллы, которые поначалу были приняты за алмазы. Впоследствии оказалось, что это всего лишь кальцит.

Все хорошее когда-нибудь заканчивается. Пролетели как одно мгновение и два дня, отпущенные нам на знакомство с этим удивительным местом. 13 сентября фрегат отправился за новыми приключениями. Мы уносили с собой воспоминания о прекрасном острове, легкость и вкус которого призвано передать имеющее множество значений слово «алоха» - в том числе и «привет», и «до свидания». Алоха, Гавайи!

К этому моменту мы уже знали: планировавшегося поначалу захода в Токио не будет. Наш путь лежал домой, во Владивосток. Жаль, конечно, но все и без того были переполнены впечатлениями. Переход предстоял серьезный - 3720 миль, ориентировочно 23 дня пути. Через неделю плавания казалось, что время остановилось. Монотонные, ничем не отличающиеся друг от друга будни мы в шутку называли «днем сурка», вспоминая старенькую одноименную комедию про то, как один американский репортер «застрял» во втором февраля и был вынужден переживать этот день снова и снова.

С каждыми пройденными сутками накопившаяся за время перехода усталость давала о себе знать все сильнее. Океан беспокоился, болтанка уже не прекращалась. Из опыта моих прошлых экспедиций сложилось отчетливое впечатление: именно в такие минуты у курсантов и происходит основная переоценка жизненных ценностей и приоритетов. Человек как нельзя лучше начинает понимать и ценить самое главное, что у него есть, - родной дом, семью и близких, отбросив всю материальную шелуху.

Днем 22 сентября в открытом море заметили перевернутую лодку. Подошли к ней на спасательной шлюпке. Почти сразу установили ее принадлежность и регистрационный номер: это японское рыболовецкое суденышко, еще один отголосок страшного землетрясения и цунами. Проверили лодку на радиацию - все в норме, подняли на борт. О случившемся телеграфировали на берег.

23 сентября объявили - естественно, по распорядку (на флоте по-другому не бывает) - Тропический карнавал. Курсанты соревновались в изобретательности: песни и танцы, конкурсы и состязания - целый вечер здорового смеха. С наступлением октября погода резко испортилась. Начался шторм, самый жестокий из тех, в которые нам приходилось попадать. Многометровые волны подкидывали фрегат как щепку.

Испугаться в этот момент было не стыдно - как известно, ничего не боятся только дураки. На подходе к Сангарскому проливу между островами Хоккайдо и Хонсю скорость ветра достигала 30 метров в секунду. Мощности двигателей не хватало, и нас то и дело сносило назад. Парусные авралы объявлялись через каждые 20 минут. Чтобы пройти 40 миль, «Палладе» понадобилось больше суток.

Вода вокруг бурлила, Японское море, словно кипело, а метеосводки не обещали ничего хорошего. Впереди - громадные волны и шквалистый встречный ветер. Моя каюта располагалась в носовой части корабля. Во время шторма в ней я ощущал перегрузки, сравнимые с теми, что переживают летчики-испытатели, даже, несмотря на то, что наша скорость не превышала трех узлов. Казалось, что вот уже неделю, и днем и ночью, я на спортивном самолете исполняю фигуры высшего пилотажа. Спираль! Горка! Бочка! Кобра! Штопор! Последние пять дней экспедиции превратились в целую вечность.

Накануне возвращения в порт приписки небесные силы сжалились над измученным экипажем. 8 октября 2011 года, благополучно преодолев 12 030 морских миль, фрегат «Паллада» пришвартовался в порту Владивостока, благополучно завершив транстихоокеанскую экспедицию, посвященную 270-летию открытия Аляски Витусом Берингом и Алексеем Чириковым.

Длительные походы на паруснике - настоящая школа мужества и дружбы, суровый экзамен на выживание в замкнутом пространстве. Море, несмотря на то что корабли и техника постоянно совершенствуются, не изменилось. Оно все так же представляет собой грозную и необузданную силу, укротить которую могут только отважные и хорошо подготовленные люди. И мы сделали это.

0
Ваша оценка: Нет